ПОДВИГ, ТРЕБУЮЩИЙ ЧИСТОТЫ ДУШИ И ЧИСТОТЫ ПОМЫСЛОВ

«Профессия врача – подвиг, она требует самоотвержения, чистоты души и чистоты помыслов». Так говорил о своих коллегах Антон Павлович Чехов, талантливый писатель и врач. Его слова в полной мере можно отнести и к детскому врачу Галине Гавриловне Бородавко, работавшей в  Комарской участковой больнице в 50-е – 70-е годы минувшего столетия. В то время (как, впрочем, и сейчас) на селе квалифицированный врач, верный своей профессии, воспринимался как чудо. И об этом чуде бывшие маленькие пациенты Галины Гавриловны до сих пор рассказывают уже своим детям и внукам.

ОНА РОСЛА под сенью киевских каштанов, в дружной, очень интеллигентной семье, в атмосфере любви и взаимной поддержки. Отец работал на железной дороге, мама – на кондитерской фабрике им. Карла Маркса. Мама была из многодетной семьи, принадлежавшей к роду Бойченко, давшего Украине две знаковых личности: Александра Максимовича Бойченко – генерального секретаря ЦК комсомола Украины в 1930-е годы , «украинского Островского», автора трилогии «Молодість», и легенду украинского футбола Валерия Васильевича Лобановского. Первый доводился Галине Гавриловне дядей, второй – двоюродным братом.

Александр Бойченко сыграл очень важную роль в формировании племянницы как личности, в воспитании ее духа и серьезно повлиял на выбор профессии. Пройдут годы, и пример его мужества не раз будет помогать Галине Гавриловне в тяжелые минуты жизни, в борьбе с собственным недугом. 

 

НЕВЕРОЯТНО чудесным казалось само появление коренной киевлянки, выпускницы столичного мединститута, в небольшом греческом селе на Донетчине.  Здесь ее приняли сразу. И не просто приняли – полюбили. Она быстро сошлась с людьми, особенно с женщинами, быстро освоилась    

в коллективе. Ее знаниям верили, а внимательность, любовь и удивительно доброе отношение к людям покоряли сердца раз и навсегда.  В селе знали: случись что – к Гавриловне можно обратиться в любое время суток. Работа, интересы больных, особенно детей, всегда были у нее на первом месте.     

Она была единственным детским врачом на села Комарского, Искровского и Поддубненского сельских советов. Это благодаря ее труду и поддержке ее помощников – медсестер, фельдшеров, нянечек – к концу 60-х годов детская смертность по Комарскому врачебному участку была ликвидирована. Ее трудовые заслуги были отмечены орденом «Знак Почета».

А ЧТО ЖЕ Киев? Он оставался в ее жизни: Каждый свой отпуск она с семьей проводила там. Часто гостила в Комаре и киевская родня, которая все время просила возвратиться в столицу.

Могла ли она уехать? Безусловно, в любой день и любую минуту. Но, похоже, такой вариант она вообще не рассматривала, понимая, что именно здесь очень нужна. Возможно, именно в сельской глубинке она наиболее полно себя реализовывала, ведь, по сути, была семейным, по-настоящему универсальным врачом. Лечила и детей и взрослых, хорошо знала гинекологию и косметологию, могла принять роды…  Ее невольно хочется сравнить с земскими врачами – всесторонне образованными, бескорыстными и самоотверженными. При этом была очень современной, с разносторонними интересами: прекрасно вышивала, шила, водила машину, замечательно пела украинские песни.

Последний раз город своего детства и юности она посетила, когда ей самой потребовалась серьезная медицинская помощь. Там она и умерла 24 апреля 1973 года. Ее прах покоится на Байковом кладбище, напротив могил родителей Валерия Лобановского.

ПОСЛЕ ее смерти  благодарные жители Комаря переименовали улицу Песчаную в улицу Галины Бородавко. В минувшие поминальные дни односельчане, вспоминая своего доктора, сказали родным: «Если бы Гавриловну хоронили в Комаре, мы бы до самого кладбища несли ее на руках».

Многие годы в детском отделении Комарской больницы висел портрет Галины Гавриловны, написанный художником из Поддубного. Но со временем этот портрет в стенах лечебного учреждения кому-то показался неуместным. Его передали дочери, А.И. Семко. «Мне бы очень хотелось, чтобы мамин портрет вернулся в отделение. Это моя самая большая мечта»,-- говорит Александра Ивановна.

…Верится, что так и будет. И в завершение позволю обратиться за поддержкой к любимому мною Антону Павловичу Чехову, В его знаменитой пьесе «Дядя Ваня» доктор Астров говорит старенькой няньке Марине: «Сел я, закрыл глаза вот этак, и думаю: те, которые будут жить через сто, двести лет после нас и для которых мы теперь пробиваем дорогу, помянут ли нас добрым словом?»

Будем же достойными потомками и не откажем в знаках памяти и уважения жившим прежде нас.

Г. ЧЕРДАКЛИ.