ЧТО С ТОБОЙ СЛУЧИЛОСЬ, БАЛКА СЕВЕРНАЯ?

Считается, что наш  край обделен природными красотами. Степь, она и есть степь. Ни тебе вечнозеленых лесов, ни полноводных рек, ни сверкающих снегами горных вершин. Но в  неброском равнинном ландшафте степи всегда можно найти уголок, радующий сердце и душу, наполняющий их чувством причастности к вековой истории, к извечным тайнам Матери-природы. Такие уголки стараниями многих поколений людей в меру их разумения, настойчивости и хозяйственной необходимости и по сей день сохраняют свой первозданный вид. С одним из них знаком  добрых шестьдесят лет. Это балка Северная, протянувшаяся на несколько километров, разделяя территории Великоновоселковского поселкового и Комарского сельского советов. Память детства сохранила ее несколько сумрачный и диковатый вид. На самодельных картах окрестностей поселки мы, ребятня, обозначали ее как ущелье Красных камней – по многочисленным выходам на поверхность оранжево-красного песчаника. Возьмешь с собой кусок домашнего коржика или краюху хлеба, луковицу и, как зачарованный, бродишь часами по урочищу, открывая для себя каждый раз его новые особенности. Солоноватый ручей, бегущий по дну балки, всегда помогал утолить жажду. Конечно, взрослыми глазами смотришь на эту идиллию по-другому…И все же не теряется причастность к тому, что давно и крепко вросло в твою жизнь. Живительной силе балке Северной добавило принятое  в начале 1991 года решение областного совета придать ей статус ботанического заказника местного значения. Здесь запрещена всякая хозяйственная деятельность кроме тех работ, которые имеют научный характер. Усилиями энтузиастов обогатился ее животный мир. Далеко не все знают  о богатстве заказника растительностью. Некоторые, ведь, как говорят: ну, что тут растет, одна трава. Между тем, это ареал произрастания около двухсот видов травянистых и кустарниковых растений. Среди них – занесенные в Красную книгу василек Талиева, ковыль волосистая и ковыль Лессинга. Ранее встречались здесь воронец, каменный лук, желто-коричневые  тюльпаны-колокольчики.   Площадь заказника  12 гектаров земель запаса государственной собственности. Иными словами, степная растительность представлена ​​хорошо сохранившимся участком типчаково-ковыльной и злаково-полынной степи с богатым разнообразием степных видов. Такой ее видели еще сарматы и скифы, кочевавшие в степи несколько тысячелетий назад.

…Балка горела на переломе лета и осени. Немилосердно пекло солнце, земля, давно не видевшая дождя, потрескалась, дул ветер, огню была хорошая пожива - высохшие травы пылали словно спички. Пожар по склону балки подбирался к ее южной вершине, где в лесополосе местные пасечники расставили на сезон свои улья. Остановить огонь удалось  только в метре-другом от  пчел.. Закопченные мужики чертыхались немилосердно, призывая кары небесные на устроителей такого безобразия. Найти бы их и руки поотрывать. Таким было общее мнение. Но кого и где искать? Место малолюдное, никто от нечего делать сюда не ходит, следовательно, и разводить огонь целенаправленно в балке некому. Более верна вторая версия: виноваты землепользователи, чьи поля примыкают к балке. Жгут стерню, от нее до заказника рукой подать. Впрочем, разбираться должны компетентные органы. Имущество государственное, подход к его сохранности тоже должен быть государственным.

 Эта история случилась несколько лет назад. Но в том и беда, что балка Северная выгорает практически ежегодно. Пожара не было только в минувшем году.  Говорят, из-за летней жары и засухи травы так и не поднялись. Мысль сомнительная.. Дикие многолетники и после больших палов обычно возрождаются, словно феникс из пепла. Иное дело, если жечь их постоянно из года в год.  Голые проплешины, встречающиеся в балке в немалом количестве, тому свидетельство Нужны многие годы, чтобы растительность на них восстановилась.

 Что ни говори, но Северная мало-помало теряет свое значение как заказник. Все реже встретишь здесь представителей животного мира, типичных для степной зоны, в том числе включенных в Приложение Бернской конвенции: ящерицу прыткую, канюка, трясогузку, сорокопута, коноплянку, травянку. Практически исчезли, перекочевали в другие места сурки, колония которых была создана в годы, не столь отдаленные, руками наших земляков. Скудеет растительный мир.

 Мы не настолько богаты, чтобы все это терять. Первозданные уголки природы – это не только резерват для вовлечения их ресурсов в хозяйственную и научную деятельность. Они имеют глубокое историческое, культурное, нравственное значение. Вот придут сюда те, кто будет жить после нас, и скажут: молодцы предки, сумели сберечь неброскую, но так милую для человека природу степи. Или не скажут?

В. Федоров.