Скачок качества молока. Бутафорский

Не так давно позвонил хороший знакомый Анатолий. Попросил помочь с продажей коровы. Просьба несколько удивила. Знаю его не первый год, как человека, основательно занимающегося животноводством. До недавних пор в своем хозяйстве имел несколько коров. По-сути его небольшая домашняя ферма и приносила семье основной доход. Что же вынуждает распродавать живность? Прежде всего, финансовые проблемы. Выручка от реализации молока закупщикам, по мнению Анатолия, практически не покрывает расходы на содержание скота. Минувший год только усугубил ситуацию.

К сожалению, он не одинок в своих проблемах. Тенденция к сокращению поголовья, как в промышленном, так и частном секторах, сохраняется уже многие годы. В хозяйствах населения 2020 год также отминусовал еще 5,8% продуктивных коров. Примерно такая же картина складывается по нашим селам. Мало-помало люди избавляются от дойного скота. Но вот что интересно. Именно частный сектор остается основным поставщиком молочного сырья на переработку. В минувшем году на его долю пришлось 1271 тысяча молока против 421 тысячи тонн, поступившего с промышленных ферм. Казалось бы  в финансовом выигрыше должны быть домашние фермы, даже при том, что по продуктивности поголовья они пока не могут конкурировать с фермами сельхозпредприятий. Фактически никакого выигрыша нет.  Почему? Потому, что, не мудрствуя лукаво, переработчики придумали хитрый ход с пересортицей молока. Известно, что в соответствие с требованиями Евросоюза, молоко, сдоенное без специального оборудования, никак не может оцениваться выше второго сорта. Много ли такого оборудования имеет население? Наверняка, самый мизер.  По «отчетам» же заводов владельцы коров в течение последнего года массово обзавелись доильными аппаратами, холодильными установками и т.д.  Конечно, такого быть не может. Тем не менее. в хозяйствах населения произошел резкий и, откровенно скажем, бутафорский  скачок качества. Доля второго сорта сократилась с 83,2 % до 18,4%, а вот первого сорта, наоборот, выросла с 12% до 79,9%. Таким образом, заводы пытаются подстроиться под требования нового законодательства качества и безопасности молока в условиях, когда не могут отказаться от селянского молока. Но оно все равно остается второсортным. Следовательно, остаются прежними и закупочные цены. В нашей области, например, за литр такого молока заводы платят около шести гривен. Цена за молоко первого сорта почти в два раза выше. Ну, и какой интерес крестьянину держать коров?

Обозреватель.