Интервью с народным депутатом

Сергей Сажко: «Главное – мир, с остальными проблемами мы справимся»

Четыре года назад он решился на кардинальный шаг – сменил привычную и знакомую деятельность городского головы на депутатскую. Сложным или простым было это решение, чего удалось достичь и над чем еще необходимо поработать в округе – обо всем этом мы поговорили с народным депутатом Украины Сергеем Сажко.

– Сергей Николаевич, Вы долго были городским головой Курахово, почему решили идти в Верховную Раду?

– Если бы не события 2014 года, я бы, наверное, никогда и не задумался о том, чтобы баллотироваться в парламент. Но когда увидел, что происходит вокруг, понял, что кто-то должен взять на себя ответственность и удержать ситуацию под контролем. Тогда и принял решение. Сложное или простое, но для меня оно было единственно правильным. К тому же я чувствовал за собой поддержку людей, моей команды, коллектива родного предприятия – Кураховской ТЭС, которые хотели видеть своим депутатом человека, знающего округ и заинтересованного в его развитии. На протяжении 4-х лет я был мэром Курахово и видел проблемы местных громад изнутри. Так что прекрасно понимал, с чем столкнусь, и знал, как можно изменить ситуацию в лучшую сторону. Понимали это и земляки, потому и отдали за меня свои голоса.

Выборы в Верховную Раду, на которых Вы одержали победу, проходили очень напряженно. За ситуацией на округе пристально следила вся страна.

– Да, шли боевые действия, а наша территория оказалась в непосредственной близости к ним – одно это уже делало ситуацию очень сложной. Плюс проблемы с одним из кандидатов: его команда была вооружена. На меня лично оказывалось сильнейшее давление. Огромное спасибо всем, кто выступил тогда в мою защиту. Отдельная благодарность – ребятам-афганцам, их поддержка важна для меня и сейчас.

– Не возникало желания прекратить дальнейшее участие в выборах? Хотя бы в целях собственной безопасности.

– Нет. Хотя, как любой здравый человек, я понимал всю сложность ситуации. И пусть наша команда была без оружия, но мы знали, что за нами – люди, которые тоже видят и хорошо понимают суть происходящего. Например, когда весь Великоновоселковский район, по сути, оккупировали вооруженные приверженцы другого кандидата и никого, кроме него самого, на эту территорию не пускали. Они боролись с нами всеми возможными способами – наблюдателям на участке подкидывали гранаты, всячески запугивали их. В итоге мою победу пришлось отстаивать в суде, но фальсификации тех людей не прошли. Нам удалось переломить ситуацию, хотя мы были единственными, кто противопоставил себя вооруженной силе и предложил людям альтернативу. И избиратели нам поверили. Если бы не их вера и поддержка, у нас ничего бы не получилось.

Нелегко было начинать работу в таких условиях?

– Признаться, сложно было как тогда, так и сейчас – по ряду причин. Во-первых, я взял на себя ответственность уже за целый округ. А он довольно большой: здесь 132 населенных пункта. Часто бывает так: утром мы работаем в Красной Поляне, а в обед уже в Новогродовке. А между ними – 140 километров, и их необходимо преодолеть. Территория округа очень разнородная. Рядом с сельскохозяйственными районами – Марьинским и Великоновоселковским – находятся промышленные города, и каждый со своей спецификой. А проблем действительно много. Большинство из них связаны с войной. Это и разрушенное жилье, и инфраструктура, частые перебои с водоснабжением, фортификационные сооружения и минные поля на части земель сельхозпредприятий. Четыре года остаются без газа Марьинка и Красногоровка. В свое время мы сумели добиться от правительства снижения тарифов на электроэнергию для жителей этих городов. А вот компенсировать людям потери за разрушенное жилье, на чем мы настаиваем еще с 2015 года, нынешняя власть, судя по всему, не спешит. Я подавал на рассмотрение законопроект № 4301, который позволил бы пострадавшим получить компенсацию за поврежденное или разрушенное жилье в результате боевых действий. Однако законопроекту нынешняя коалиция не дала даже шансов на жизнь.

Кроме того, мы не можем сегодня говорить о долгосрочной перспективе развития наших территорий. И многие проекты продвигаются тяжело только потому, что инвесторы не хотят вкладывать сюда средства до тех пор, пока идет война. Когда наступит мир, реализовать эти планы будет проще. И все же я убежден: сидеть сложа руки нельзя – проблемы за нас никто не решит. Когда летом 2014 года из-за повреждения водогона многие населенные пункты округа на 2 месяца остались без воды, мы оказывали помощь всеми возможными способами, которые у нас были – из Курахово развозили воду по городам и ближайшим селам, бурили скважины, после помогали провести в Марьинку и Красногоровку трубопровод. Выход всегда найдется, если есть желание работать.

– И как в таких условиях удавалось достичь результатов? По данным аналитиков портала «Слово и дело», Вы единственный депутат от Донетчины, у которого нет невыполненных обещаний.

– Просто у меня нет привычки давать голословные обещания. Плюс я хорошо знаю специфику местных проблем и понимаю, на что обратить первоочередное внимание, как помочь. Безусловно, очень важна обратная связь с жителями. Когда я шел на выборы, то прекрасно это понимал. Поэтому первым делом открыл в округе 4 общественных приемных, куда каждый желающий может обратиться со своим вопросом – они расположены в Великой Новоселке, Угледаре. Селидово и Курахово. В скором времени планируем открыть еще одну в Новогродовке.

– Где в округе самая непростая ситуация и что Вы лично делаете для того, чтобы исправить ее?

– Сейчас нелегко всем. Нынешнее правительство очень любит «дорисовывать» себе успехи. Однако ситуация за окном говорит об обратном, особенно в том, что касается Донбасса. Помимо боевых действий, у нас еще огромные проблемы на шахтах. Горнякам месяцами не выплачивают зарплату, в результате под вопросом оказалось будущее целых городов. Причем все это происходит с угольными предприятиями, которые еще два-три года назад были прибыльными. Складывается впечатление, что их специально доводят до убыточности. Несколько раз я обращался к премьер-министру с просьбой вмешаться в ситуацию, куда только не писал и не звонил, но, видимо, люди, которые сейчас работают в министерстве и Кабмине, не знают, что с этой ситуацией делать и как из нее выходить. А я считаю, что решение проблемы есть – это компетентный министр, реальная цена на уголь, инвестиции в отрасль, а все остальное сделают сами горняки. У нас есть шахты, есть запасы угля и настоящие профессионалы. Помогите немножко – дайте толчок к развитию! Увы. Пока власть занимается борьбой с памятниками и переименованием городов и улиц, проблемы рядовых граждан для нее не важны.

– У аграриев округа ситуация не менее сложная...

– Это так, они тоже сейчас нуждаются в господдержке. Тем не менее, от инициативы людей тоже многое зависит. Современному аграрию мало позиционировать себя только как поставщика сырья, необходимо налаживать собственное производство. Кто-то понимает это, а кто-то нет. Приведу пример – когда в результате боевых действий в Марьинском районе прекратил работу молокозавод, один из фермеров начал сам перерабатывать молоко. Создал новые рабочие места, не потерял прибыль, а это налоги в бюджет. Что касается законотворчества, в свое время удалось добиться, чтобы у аграриев не забрали возврат НДС – были внесены соответствующие изменения в бюджетный кодекс. Было бы хорошо ввести для аграриев льготное налогообложение. К сожалению, пока это не в моих силах, но предложения такие есть.

– Оправдались ли в целом Ваши ожидания от работы в парламенте или, наоборот, разочаровали?

– Думаю, об этом нужно спросить избирателей. Считаю, что вместе нам удалось многого достичь. Вижу, что и люди стали более инициативными, не ждут, когда на них обратят внимание, а сами приходят с предложениями по улучшению жизни в своих громадах, используют для этого любые возможности. Я рад этому и всегда готов помочь. Хочу поблагодарить общественность, представителей местной власти, бизнеса, которые помогают в решении многих вопросов. Только объединив усилия, можно добиться значимых результатов. Считаю, что нам в округе удалось наладить такой эффективный диалог.

– А чего не удалось достичь?

– Вернуть на родную землю мир. Я считаю, сейчас – это главная цель. Будет мир – будет гораздо больше возможностей для привлечения инвестиций, восстановления разрушенной инфраструктуры, для улучшения жизни людей. Но пока идет война, говорить о каких-либо системных изменениях не приходится.

Фото: